Национальное общество по изучению болезни Паркинсона и расстройств движений

Национальное общество по изучению болезни Паркинсона и расстройств движений

 
 

А.Я. Кожевников и его дело

В октябре 2010 года исполнилось 120 лет клинике нервных болезней Московского Императорского Университета - ныне клинике нервных болезней им.А.Я.Кожевникова Первого Московского государственного медицинского университета им. И.М.Сеченова. В ней начинали свой профессиональный путь и работали многие выдающиеся отечественные неврологи, психиатры, нейроморфологи, нейрофизиологи, нейропсихологи. Выходцы из клиники и ее сотрудники основали свои школы в Москве, и других городах России.

КожевниковОсновоположник московских школ неврологии и психиатрии А.Я.Кожевников сыграл важнейшую роль в развитии этих медицинских специальностей в России. На заседании  Московского общества невропатологов и психиатров,

посвященном 25-летию со дня смерти А.Я.Кожевникова в 1927 году, один из его учеников, Г.И.Россолимо сказал -«А.Я.Кожевников создал огромное дело и посвятил ему все свои силы...И это обязывает наше Общество быть все время на страже завещанного и напоминать при всяком удобном случае последующим поколениям о долге по отношению к основателю русской невропатологии» [13]. Сегодня, мы можем подтвердить, что А.Я.Кожевников в XIX веке - времени возникновения неврологии как  самостоятельной медицинской специальности внес наибольший вклад в ее основание в России.

Развитие Московской школы неврологов можно разделить на несколько периодов.

I - учреждение первой в России клиники нервных болезней в структуре терапевтической клиники в Ново-Екатерининской больнице в 1869 году до организации кафедры нервных и душевных болезней (1884) и постройки новых клиник психиатрии и нервных болезней (1887, 1890гг).

II - период включает работу А.Я.Кожевникова в новой клинике и руководство ею и другими вновь созданными клиниками представителями второго поколения московских неврологов, его непосредственными учениками - Д.П.Скалозубовым, В.К.Ротом, С.С.Корсаковым, В.А.Муратовым, Г.И.Россолимо, Л.О.Даркшевичем, Л.С.Минором, А.А.Корниловым, который заканчивается в конце 20-х - начале 30-х годов XX века.

Д.П.Скалозубов В.К.Рот С.С.Корсаков В.А.Муратов

Д.П.Скалозубов      В.К.Рот                С.С.Корсаков         В.А.Муратов

Г.И.Россолимо Л.О.Даркшевич Л.С.Минор А.А.Корнилов

Г.И.Россолимо        Л.О.Даркшевич      Л.С.Минор        А.А.Корнилов

III период можно датировать 30-60-ми годами, когда на авансцену вышли представители третьего и четвертого поколений московских неврологов. Представители третьего поколения, руководители кафедр и институтов - Е.К.Сепп, И.Ю. Тарасевич, В.К. Хорошко, С.А.Саркисов, Н.И.Гращенков, М.С.Маргулис, Н.В.Коновалов, Е.В.Шмидт, А.М. Гринштейн, И.Н.Филимонов, Н.К. Боголепов, В.В.Михеев, С.А.Мельников, М.Б. Цукер, Н.С. Четвериков, В.А.Смирнов; и четвертого поколения - Н.В.Верещагин, В.Я. Неретин, П.В.Мельничук, А.М.Вейн, Л.С. Петелин, Ю.С.Мартынов, Л.Г.Ерохина, В.А.Карлов, В.Н.Шток, Ф.Е.Горбачева, Н.Н.Боголепов.

ГУ период, начавшись в 70 - 80 годах прошлого века, продолжается в наши дни. Он объединяет четвертое, пятое, шестое и седьмое поколения московских неврологов. Предлагаемая периодизация основывается не только на временных метках, но и на развитии методологии, достижениях клинической и фундаментальной неврологии.

Ново-Екатерининская больница
Ново-Екатерининская больница
Диссертация А.Я.Кожевникова
Диссертация А.Я.Кожевникова

Открытие новой клиники на Девичьем Поле было важнейшим этапом в развитии московской неврологической школы. Однако еще раньше состоялось учреждение первой в России неврологической клиники в конце 1869 года на базе терапевтического отделения Ново-Екатерининской больницы, служившей клинической базой медицинского факультета Императорского Московского Университета. До этого преподавание нервных болезней проводилось в терапевтических клиниках. Поскольку занятия во вновь учрежденной клинике по-настоящему развернулись в следующем 1870 году можно считать, что у этого события также «круглая» дата 140 лет. Его предыстория такова. А.Я.Кожевников, работавший ассистентом клиники госпитальной терапии, возглавлявшейся тогда профессором И.В. Варвинским, в 1865 году защитил диссертацию на степень доктора медицины и был рекомендован кандидатом на заведование планировавшейся кафедрой нервных и психических болезней. По решению медицинского факультета Университета он был направлен в 1866 году за границу, где должен был «заниматься учением о нервных болезнях и психиатрии, связанными с ними предметами - психопатологией, частной патологией и терапией, а также устройством психиатрических заведений» [цит.по 9]. По словам В.К.Рота [15]. «Психиатрическое дело в России в то время можно было, за небольшим исключением, уподобить хаосу, а местами аду». А.Я. Кожевников работал в клиниках и лабораториях, возглавлявшихся крупнейшими специалистами - Ж.-М. Шарко, В. Гризингером, Дюбуа-Раймоном и другими. Каникулярное время использовалось для изучения организации психиатрических заведений Германии, Франции, Англии. Напряженная работа за рубежом при весьма ограниченных материальных средствах привела даже к столь серьезному ухудшению здоровья А.Я.Кожевникова, что ему едва не пришлось срочно возвращаться в Россию.

Еще во время пребывания А.Я.Кожевникова за границей он был избран в 1869 году доцентом по курсу нервных и душевных болезней кафедры специальной патологии и терапии. В декабре того же года было получено разрешение министра Народного просвещения на учреждение клиники и утверждена программа преподавания нервных болезней и психиатрии, подготовленная А.Я.Кожевниковым [8,9].

Так начала работать первая в России клиника нервных болезней, состоявшая из 20 кроватей, куда иногда госпитализировали также больных и с некоторыми психиатрическим заболеваниями. Напомним, что первая психиатрическая клиника была организовано в 1867 году в Санкт-Петербургской медико-хирургической академии. Ею руководил заведующий первой же в России кафедрой душевных и нервных заболеваний (1860 г.) профессор И.М.Балинский. В 1877 году его сменил И.П.Мержеевский - основоположник Санкт-Петербургской неврологическолй школы, а затем кафедру и клинику возглавлял до 1913 года В.М.Бехтерев [10].

И.М.Балинский И.П.Мержеевский В.М.Бехтерев

    И.М.Балинский          И.П.Мержеевский              В.М.Бехтерев

В 1870 году в Москве было организовано еще одно неврологическое отделение в Старо -Екатерининской больнице, которым с 1880 до 1890 года заведовал В.К.Рот, бывший в тот период одновременно приват-доцентом Московского Университета. В этой больнице А.Я.Кожевников один раз в неделю консультировал больных. Позже на базе отделения была организована кафедра нервных болезней центрального института повышения квалификации врачей, первым заведующим которой был М.С.Маргулис, бывший до этого приват-доцентом и сверхштатным профессором медицинского факультета Московского Университета.

Через год после открытия клиники нервных |болезней А.Я.Кожевников был избран заведующим Учебник А.Я.Кожевникова кафедрой специальной патологии и терапии и несколько лет читал полный курс по этой дисциплине. В 1883 году вышел первый в России учебник А.Я.Кожевникова «Нервные болезни и психиатрия».

Учебник А.Я.Кожевникова Только в 1884 году через 14 лет после организации клиники согласно новому уставу в Московском Университете была учреждена кафедра нервных и душевных болезней, заведующим которой был избран профессор А.Я.Кожевников. И хотя старая клиника была расширена до 29 кроватей условия педагогической работы оставались весьма трудными. При этом необходимых помещений для занятий, также как и для самого профессора не было. Вот как описывает положение дел в то время Л.О.Даркшевич [3]: «Первые годы преподавательской деятельности Алексея Яковлевича проходили при самой неблагоприятной обстановке. В то время скудость средств, отпускавшихся на содержание некоторых кафедр Московского Университета, была так велика, что говорить о серьезной, самостоятельной научной работе было совершенно невозможно. К числу таких бедно обставленных кафедр принадлежала и кафедра Алексея Яковлевича. Я помню то время, когда в его распоряжении не было ни одного казенного микроскопа; помню то время, когда для занятий микроскопических ему, университетскому преподавателю, вместо того чтобы иметь правильно устроенный кабинет, приходилось довольствоваться каким-нибудь случайно отведенным углом, как, например, углом в комнате дежурных врачей в Ново­Екатерининской больнице. И это было в то время, когда на западе Европы невропатология быстро шла вперед в своем развитии, в то время, когда пробудившееся русское самосознание все настойчивее и настойчивее требовало работ самостоятельных в наших Университетах». По-видимому, не на много лучше обстояли дела и на других кафедрах медицинского факультета. Это дало основание его декану Н.В.Склифософскому и Ученому Совету факультета, активизировать имевшийся ранее проект постройки клиник Клиника психиатрии на Девичьем поле. Одним из самых активных сторонников и инициаторов этого проекта был А.Я.Кожевников. В.А.Морозова, по-видимому, не без влияния А.Я.Кожевникова согласилась пожертвовать средства и участок земли в районе Девичьего поля для постройки нескольких клиник. Первой из них, возведенная по проекту К.М.Быковского и А.Я.Кожевникова была психиатрическая клиника им. А.А.Морозова - мужа В.А.Морозовой, открывшаяся в 1887 году. При проектировании и устройстве работы клиники А.Я.Кожевников использовал свои наблюдения за организацией психиатрической помощи в Европе. Вероятно не случайно, что первой из двух построенных по инициативе А.Я.Кожевникова клиник была психиатрическая. Нервные болезни при всех трудностях и ограничениях уже преподавались в Московском Университете, а для обучения психиатрии возможностей не было практически никаких. Через 3 года 11 октября (по ст.стилю) 1890 года открылась клиника нервных болезней, построенная также по проекту К.М.Быковского при участии А.Я.Кожевникова. Обе эти клиники отвечали самым передовым требованиям того времени. Их посетили И.П.Мержеевский, Ж-М.Шарко, В.Эрб и другие известные неврологи и психиатры.

Клиника психиатрии
Клиника психиатрии
После открытия новой клиники на Девичьем поле старая клиника в Ново­Екатерининской больнице сохранилась, ею стал руководить Г.И.Россолимо. На ее базе читались, в частности, приват-доцентские курсы, проводились исследования, а позднее была организована параллельная кафедра нервных болезней Московского Университета. Новая, в основной своей части двухэтажная клиника нервных болезней включала в себя два отделения - мужское и женское - всего 44 кровати, занимавших основную правую часть первого и второго этажей.

В левой половине на первом этаже была размещена амбулатория, гидротерапевтическое, электролечебное отделения, фотографический павильон, а на втором - лекционная аудитория, классы, музей, кабинет директора, которые и по сей день находятся в тех же помещениях. Клиника была хорошо оснащена современным лечебным, учебным и научным оборудованием. Обеими клиниками (психиатрической и неврологической) руководил А.Я.Кожевников, который, впрочем, неоднократно обращался к руководству университета о передаче полномочий директора психиатрической клиники С.С.Корсакову. И в 1892 году С.С.Корсаков получил это назначение, хотя уже с 1888 года он читал лекции по психиатрии, а в 1893 году выпустил учебник. Таким образом, в Московском университете довольно рано произошло неформальное разделение преподавания психиатрии и нервных болезней. При этом профессора и врачи обеих клиник часто осуществляли практическую работу и научные исследования по обеим специальностям. А.Я.Кожевников по сути не разделял эти специальности, считая, что «психиатрия - часть невропатологии». Не следует только упрощенно трактовать это положение - его можно и нужно  рассматривать как методологический принцип, предполагающий наличие мозгового субстрата душевных болезней, нашедший свое подтверждение позже. Во введении к курсу нервных болезней, вышедшему с 1891 по 1910 г. пятью изданиями, А.Я.Кожевников отметил, что «Между вопросами, которые представляют для человека самый высокий интерес, одно из первых мест занимает вопрос о взаимном отношении мозга и психической деятельности. Невропатология представила уже немало данных для разрешения этого вопроса.. .»[7]. В этой связи можно привести и сходное мнение В.М.Бехтерева -«...к неврологии, понимаемой в том обширном значении этого слова, которое мы придаем ему в настоящее время, примыкают самым теснейшим образом те отделы знаний, которые ставят своей задачей изучение духовного или внутреннего мира и его болезненных нарушений» [2]. Позднее это вылилось в развитие В.М.Бехтеревым психоневрологии, затем в рождение нейропсихологии, а в последнее время в формирование субспециальностей «поведенческая неврология» и «невропсихиатрия».

Клиника психиатрии
Клиника нервных болезней
Разделив преподавание нервных болезней и психиатрии, А.Я.Кожевников продолжил активную деятельность по организации психиатрической помощи. Он участвовал в устройстве Алексеевской психиатрической больницы в Москве, земской больницы в селе Мещерском, психиатрических больниц Рязани, Курском, Харьковском, Орловском земствах, был председателем комиссии по устройству центрального полицейского покоя для душевнобольных [15]. Продолжал он и консультативную работу с душевно больными. Также как и А.Я.Кожевников клиническую, исследовательскую и организаторскую работу в области невропатологии и психиатрии осуществляли все его непосредственные ученики -В.К.Рот, С.С.Корсаков, Г.И.Россолимо, В.А.Муратов, Л.С.Минор, А.А.Корнилов и другие.

Через год после открытия новой клиники к ней на пожертвования той же В.А.Морозовой и других частных лиц было пристроено здание «приюта» для 30 хронических больных. Приют выполнял благотворительную и образовательную функции. Это было важно для педагогического процесса и исследовательской работы. Таким образом, клиника теперь располагала 74 кроватями и стала одной из самых больших в Европе.

Клиника психиатрии
Ж.-М. Шарко (в центре за столом)
в гостях у А.Я.Кожевникова (справа)
у психиатрической клиники (1887 г.)
Следующим важнейшим событием было создание в клинике в 1892 году научного Неврологического музея Московского Университета, который получил имя А.Я. Кожевникова. Начавшись с собственной обширной коллекции А.Я.Кожевникова и подаренных его коллегами и учениками различных экспонатов, музей усилиями Алексея Яковлевича постоянно и весьма интенсивно пополнялся. При неврологическом музее была учреждена должность ассистента - на эту должность был избран Л.О.Даркшевич, с которым А.Я.Кожевников ранее познакомился в лаборатории П.Э.Флексига. Л.О.Даркшевич там проводил исследования, а А.Я.Кожевников посетил эту лабораторию во время своего отдыха и лечения в Германии. После возвращения Л.О.Даркшевича из 5-летней командировки в Европу он защитил диссертацию, был избран приват-доцентом и позже принял приглашение А.Я.Кожевникова в ординатуру в новую клинику. Вскоре Л.О.Даркшевич по рекомендации

A. Я.Кожевникова и В.М.Бехтерева назначается руководителем неврологической клиники Казанского университета и ассистентом музея на длительное время становится Г.И.Прибытков. В 1897 году к XII Международному медицинскому конгрессу выходит книга на русском и французском языках «Неврологический музей Императорского Московского Университета». Основными задачами музея были научная и образовательная. Музей содержал коллекции по нормальной и патологической анатомии нервной системы, истории развития нервной системы, клиническим проявлениям нервных болезней, антропологии, даже криминальной антропологии, которыми также занимался А.Я.Кожевников. «Этот музей должен был служить средством единения между различными науками, имеющими отношение к нервной системе» [12]. Для устройства и оснащения музея А.Я.Кожевников не жалел ни времени ни сил, и даже вложил значительную сумму денег, процентов от которых хватало на содержание музея. Когда А.Я.Кожевников из-за тяжелой болезни в 1899 году отказался от руководства кафедрой и клиникой, он оставил за собой музей, и до последних дней жизни использовал его экспонаты для исследований. Представляется не случайным, что впоследствии ученик В.К. Рота Е.К.Сепп написал фундаментальную книгу «История развития нервной системы позвоночных» (1949). По планам А.Я.Кожевникова музей должен был перерасти в неврологический институт, однако при его жизни этого сделать не удалось из-за отсутствия средств. Эту задачу выполнили ученики А.Я.Кожевникова - В.К.Рот и B. А.Муратов. В.К.Рот, сменивший А.Я.Кожевникова после его смерти на посту заведующего кафедрой и директора нервной и психиатрической клиник в 1902 году, а по существу выполнявший эту работу с 1899 года, когда тяжело заболел А.Я.Кожевников, сумел собрать необходимые средства для пристройки к клинике 4-х этажного здания

I Схема
II
III

Согласно уставу института он должен был быть и учебным учреждением Московского Университета, имеющим цель научную разработку неврологии в широком смысле слова и распространении знаний в этой области [9]. Завершил организацию института в 1913 году В.А.Муратов. В настоящее время в этой части клиники располагаются учебные комнаты и научные лаборатории кафедры, амбулаторно-диагностическое отделение, отделение функциональной диагностики и кафедра медицинской генетики. По воспоминаниям В.К.Рота [15] «Показывая интересующимся свою клинику, Алексей Яковлевич любил подчеркивать стройность идеи, положенной в основание осуществленного им предприятия. «Главная задача клиники, говорил он, изучать болезни на всех стадиях и проявлениях. В нашей амбулатории студенты видят начало болезни, первые периоды ее, в клинике они встречаются обыкновенно со страданием, достигшим уже значительного развития; но не видят последнего стадия болезней: в этом периоде больных обыкновенно уже не лечат и не везут в клинику - им место в приюте или богадельне, - и вот наши студенты имеют возможность ознакомиться и с этим стадием болезни в приюте для хроников при нервной клинике. Наконец после смерти пациента наступает очередь изучения анатомического субстрата болезни - этой цели удовлетворяет музей, в котором хранятся коллекции патологических препаратов с описанием соответствующего им течения болезни».

А.Я.Кожевников (в центре на скамейке) и
И.П.Мержеевский (слева от него),
стоят справа налево: Л.С.Минор, Г.И.Россолимо,
В.А.Муратов, Г.И.Прибытков, В.К.Рот.
А.Я.Кожевников (в центре на скамейке) и
И.П.Мержеевский (слева от него),
стоят справа налево: Л.С.Минор,
Г.И.Россолимо, В.А.Муратов,
Г.И.Прибытков, В.К.Рот.
Очевидно, что клиники Московского Университета, как и других медицинских учебных заведений создавались в первую очередь для обеспечения педагогического процесса и научных исследований. Так долго и продолжалось. В наши дни клиники лечебных кафедр медицинских ВУЗов в большинстве случаев мало отличаются от отделений городских больниц, часто и располагаясь на их базах. Диагностическое, научное, учебное оборудование не редко не отвечает требованиям времени. Финансирование университетских клиник происходит на тех же основаниях, что и других лечебных учреждений. Клиники для своего развития должны заниматься добыванием средств. В наше время стремительного развития медицинской практики и науки имеющееся отставание России в дальнейшем может значительно увеличиться - не только по причине отсутствия новых лечебно-диагностических технологий, но и, что много хуже, в силу дефицита подготовленных надлежащим образом врачей и других специалистов. Необходима модернизация медицинского образования и повышение роли клиник в нем.

А.Я.Кожевников (в центре на скамейке) и
И.П.Мержеевский (слева от него),
стоят справа налево: Л.С.Минор, Г.И.Россолимо,
В.А.Муратов, Г.И.Прибытков, В.К.Рот.
А.Я. Кожевников читает лекцию
в аудитории клиники нервных болезней
А.Я.Кожевников был великолепным лектором «Его аудитория всегда была полна: это знают и помнят многие тысячи бывших студентов Московского университета. Чем достигал он такого успеха,- это знают все бывшие его помощниками: несмотря на свою многолетнюю опытность, он никогда не позволял себе прочитать лекцию без самой тщательной предварительной подготовки; к лекции он всегда готовился как к священнодействию, считая это дело в высшей степени важным; больного, которого он намеревался показать слушателям, он изучал всесторонне далеко заранее и тогда только читал на нем, когда основательно знал, с чем он имеет дело; тончайший и самый строгий анализ болезненных явлений, несокрушимая логичность выводов делали его лекции увлекательными. Вот причина того, что он, не обладая даром красноречия, имел такой колоссальный успех у аудитории. Когда пишущему эти строки предстояло выступить перед аудиторией и он испытывал естественное смущение новичка, А.Я. сказал ему приблизительно следующее: «Чтобы иметь успех нужно хорошенько готовиться к лекции; никогда не полагайтесь на то, что вы знаете хорошо предмет; всегда говорите только то, что хорошо знаете,- тогда слушатели непременно поймут вас; избегайте громких фраз; особенно же избегайте острот: для того, чтобы острить сносно, нужно иметь для этого большой талант и пореже острить, да это впрочем и нейдет к делу, не помогает. Сообщайте слушателям по возможности только твердо установленные истины и не старайтесь сообщить им возможно больше о новых открытиях: при проверке многое может оказаться ошибочным, и сообщенная вами новинкаг таким образом может не только оказаться не полезной для ваших слушателей, но может принести вред. Коротко сказать - относитесь к своим лекциям внимательно, серьезно, и успех придет сам» [12]. До 1899 года, когда А.Я.Кожевников тяжело заболел, он не пропустил ни одного заседания, выступая практически на каждом из них. И, наверное, единственный раз, когда ученики А.Я.Кожевникова не откликнулись на его просьбу, был их отказ освободить его от обязанностей председателя Общества из-за болезни. Им он остался вплоть до своей смерти. Выступая на первом заседании Общества,

A. Я.Кожевников говорил: «...учреждая наше специальное общество мы совсем не желали изолироваться от прочих отраслей медицины, напротив, нам очень дорого и крайне желательно содействие врачей других специальностей. .. И для решения очень многих научных вопросов особенно важно участие лиц разных медицинских специальностей. При решении же некоторых практических вопросов, по преимуществу относительно психиатрии, нам очень желательно также содействие ученых специалистов не врачей, укажу, например, на психологов, юристов, архитекторов, педагогов» [5] . Практически о том же говорил

B. М.Бехтерев, обсуждая задачи работы общества невропатологов и психиатров Казани, учрежденном в 1891 году - «Программа нашего общества вполне определяется одним из пунктов устава, который гласит, что к «непосредственному ведению общества относятся анатомия, гистология, эмбриология нервной системы, нервная физиология, психология как эмпирическая, так и экспериментальная невропатология и психиатрия с патологической анатомией нервных и душевных расстройств и судебная психиатрия.»[2].

Председателями Московского общества невропатологов и психиатров после A. Я.Кожевникова традиционно избирались руководители клиники нервных болезней - B. К.Рот, Г.И.Россолимо, Е.К.Сепп, В.В.Михеев, П.В.Мельничук.

В 80 годах прошлого столетия Общество невропатологов и психиатров разделилось. Изменились задачи Общества, да и отношение к нему практических врачей, сотрудников и руководителей многочисленных кафедр и институтов. Создано множество других обществ, ассоциаций, что отражает объективную тенденцию ко все большей специализации в неврологии. В последние годы основное направление работы Московского Общества Неврологов - образовательное. Тем не менее, мы считаем, что практический и научный потенциал Общества не исчерпан, можно и нужно проводить заседания, предметами рассмотрения на которых могли бы быть вопросы организации неврологической помощи, пути и возможности развития научных исследований, достижения в отдельных областях нейронаук. Для этого нужны лишь желание и интерес к этим вопросам врачей и исследователей, дополнительные усилия руководителей московских неврологических коллективов.

Антропологический раздел неврологического музея
Антропологический раздел
неврологического музея
Обратимся вновь к мыслям и словам наших предшественников. На торжественном заседании Общества невропатологов и психиатров, посвященном 25-летию преподавательской деятельности А.Я.Кожевникова в 1894 году, в приветствии от Общества, произнесенном В.К.Ротом, говорилось «Пройдут года, и новые ныне клинические здания и руководившие постройкой их принципы и планы уступят место другим, более совершенным формам; пройдут года - и системы, и классификации наук изменятся, но бессмертным и незыблемым останется только тот продукт человеческих отношений, который является залогом прогресса и называется Обществом» [11].

Затем настало время для учреждения журнала. В 1894 году на том же заседании Общества А.Я.Кожевников, отвечая на многочисленные приветствия и поздравления, в частности, сказал: «Четвертый год существует наше Общество и постоянно все расширяет свою деятельность; две черты характеризовали до сих пор его сочленов - любовь к науке и дружба к сотоварищам. Общество видимым образом уже упрочилось; для полной организации не достает только самостоятельного печатного органа; материала же для него достаточно. Если моей деятельности суждено еще продлиться, то по всей вероятности, в ближайшем будущем я предложу товарищам при совместном участии начать издание собственного журнала: тогда организация общества будет вполне окончена» [6]. Хотя издание журнала и было зафиксировано в уставе Общества, его выпуск был затруднен отсутствием средств, научные работы издавались в «Отчетах общества», российских и зарубежных неврологических и психиатрических журналах. Только в 1890 году, когда А.Я.Кожевников был уже серьезно болен, удалось найти средства (частные пожертвования) для издания «Журнала невропатологии и психиатрии». По предложению Г.И.Россолимо, поддержанного А.Я.Кожевниковым и другими коллегами, было решено присвоить журналу имя незадолго до этого ушедшего из жизни С.С.Корсакова, который разработал его проект.

Из выступления А.Я.Кожевникова при открытии
общества невропатологов и психиатров
при Императорском Московском Университете
Из выступления А.Я.Кожевникова
при открытии общества невропатологов
и психиатров при Императорском
Московском Университете
неврологического музея
Как известно, позже в советское время это был единственный журнал по неврологии и психиатрии. Конечно, это затрудняло развитие и объединение научных исследований на тех позициях, которые были провозглашены А.Я.Кожевниковым и В.М.Бехтеревым. Другую крайность мы наблюдаем сейчас, когда в нашей стране и в ближайшем зарубежье издается около двух десятков журналов по неврологии, психиатрии, нейрохирургии, не считая множества общих медицинских нерецензируемых периодических коммерческих изданий. Это не повышает требовательности к публикуемым материалам, научный уровень и форма изложения которых, нередко оставляют желать много лучшего.

Помимо педагогической, клинической и научной деятельности А.Я.Кожевников и его ближайшие ученики и сотрудники много сил и времени уделяли организационной и общественной деятельности. А.Я.Кожевников вместе с В.К.Ротом участвовал в организации работы и проведении съездов Пироговского Общества, Союза Русских Врачей. При подготовке XII Международного съезда врачей, прошедшем в Москве в 1897 году А.Я.Кожевников был избран товарищем председателя исполнительного комитета, генеральным секретарем был В.К.Рот, членом комитета - С.С.Корсаков. Уже говорилось о вовлеченности А.Я.Кожевникова в развитие психиатрической помощи в России. Большое внимание уделялось борьбе с пьянством и алкоголизмом, организации помощи больным неврозами и профилактике нервно-психических расстройств.

Если рассматривать научный вклад А.Я.Кожевникова, то на первый поверхностный взгляд может показаться, что его объем, по современным меркам, не очень велик - всего около 40 публикаций в Российских и зарубежных изданиях, не считая диссертации и учебников. Из них 27 статей касаются собственно неврологических проблем, остальные посвящены организационным вопросам, или представляют собой публикации выступлений на заседаниях общества и других публичных докладов. В.К.Рот объясняет это следующим образом: «Ученые труды Алексея Яковлевича носят один общий отпечаток, отличаясь чрезвычайною добросовестностью и основательностью. Он не спешил печатать своих работ, долго и много обдумывал их, и только тогда, когда цель и значение работы были для него совершенно ясны, когда правильное заключение было тщательно проверено - только тогда он выпускал в свет то или другое исследование. В силу такой особенности автора, он не подавляет количеством напечатанного, но зато каждая работа его является положительным вкладом в науку, сообщает новые факты, или исправляет старые, неверные исследования, или же открывает новые области для наблюдения» [15]. В течение 14 лет преподавательской деятельности (с 1869 по 1883гг) А.Я.Кожевников опубликовал только одну медицинскую работу «Афазии и центральный орган речи» (1874 г). В этой работе одновременно с К.Вернике он описал сенсорную афазию. Заслугой К.Вернике является патоморфологическое исследование, показавшее локализацию поражения мозга в этом случае. Тем не менее, мы полагаем, что более точное эпонимическое название этого вида афазии должно звучать как афазия Вернике-Кожевникова. Около 10 работ, опубликованных А.Я.Кожевниковым позже, носят монографический характер. В них рассматриваются вопросы алкогольного паралича, стволового полиоэнцефалита с полной офтальмоплегией (описанного ранее К.Вернике), «кортикальной эпилепсии», влияния психической деятельности на нервные болезни, паразитарных заболеваний головного мозга, «астенического бульбарного паралича» (миастении). Научное наследие А.Я.Кожевникова проанализировано в книге Ю.П.Лисицына [9] и многих других публикациях. Отметим только, что имя А.Я.Кожевникова часто ассоциируется лишь с одним заболеванием -epilepsia partialis continua, получившим по предложению выдающегося педиатра И.Ф.Филатова название «эпилепсия Кожевникова». У нас в России не редко признание заслуг и приоритета отечественных исследователей зависит от их оценки за границей. Так, в частности, случилось с работами А.Я.Кожевникова, оцененными после их опубликования за рубежом, касающихся, например, эпилепсии и патоморфологии бокового амиотрофического склероза. По этому поводу В.К.Рот в предисловии к своей фундаментальной монографии «Мышечная сухотка» (1895) - плоду 20-летнего труда, начатого по совету А.Я.Кожевникова, которому он и посвятил книгу, отмечает: «. собранный в этой книге материал поможет товарищам сделать беспристрастную оценку наших исследований по сравнению с работами зарубежных авторов. От обычного за границей патриотического пристрастия к работам своих соотечественников русский врач застрахован: лишь бы ему не натолкнуться на отношение противоположного свойства!..» [14]. Последнее замечание, выраженное В.К.Ротом в характерной для него деликатной форме, остается, к сожалению, не менее актуальным в наши дни. Достаточно просмотреть библиографию многих статей, книг, диссертаций российских авторов, чтобы убедиться в полном или частичном игнорировании по незнанию или другим причинам работ отечественных коллег.

Причиной небольшого числа публикаций А.Я.Кожевникова могли служить и другие обстоятельства. Это отсутствие методической базы для научных исследований (вспомним состояние первой клиники нервных болезней); занятость в течение многих лет на посту заведующего кафедрой специальной патологии и терапии, а затем кафедры нервных и душевных болезней, большая загруженность консультативной работой как невролога и психиатра и даже терапевта; проблемы со здоровьем - в 80-х годах А.Я.Кожевников перенес две тяжелые болезни, когда коллеги и ученики опасались за его жизнь. В последние годы -это, конечно, большая работа по проектированию и отвлеченность на постройку и организационную работы двух клиник, организация Общества, занятость другой общественной и научно-организационной деятельностью.

После смерти А.Я.Кожевникова членами Московского Общества невропатологов и психиатров были предложены ряд мер по увековечиванию его памяти: именовать годичные, публичные заседания общества заседаниями имени А.Я.Кожевникова; в зале заседаний общества иметь портрет Алексея Яковлевича; возбудить ходатайство о переименовании переулка, где находится клиника нервных болезней в Кожевниковский; учредить премию А.Я.Кожевникова и золотую медаль за лучшие сочинения по невропатологии и психиатрии; создать неврологический институт, который должен носить его имя [9]. Что же выполнено из задуманного тогда? С 1990 года возобновились годичные заседания Московского Общества неврологов, называемые «Кожевниковскими чтениями», проводимые в октябре (месяц открытия клиники); в аудитории клиники, где проводятся заседания Общества, на самом почетном месте висит портрет А.Я.Кожевникова; в 1994 году клинике присвоено имя А.Я.Кожевникова.

С 1996 года издается «Неврологический журнал», первый выпуск которого открывался портретом А.Я.Кожевникова.

Неврологический журнал

Боль

 

 

 

 

 

 

 

 

Взамен утраченного неврологического музея в начале 90-х годов был создан музей клиники им. А.Я.Кожевникова, и вновь организована научная библиотека, почти полностью потерянная после реконструкции клиники в конце 60-х годов.

В последние годы, развивая традиции предшественников, сотрудники клиники организовали еще два научных журнала - "Боль" и " Неврология, нейропсихиатрия и психосоматика"

Было бы правильным Московскому или Российскому Обществам неврологов учредить премию А.Я.Кожевникова за лучшие работы (в Российской Академии медицинских наук существует премия им. В.М.Бехтерева).

С уходом из жизни А.Я.Кожевникова заканчивается важнейший этап развития Московской школы Российской неврологии. По словам Г.И.Россолимо «За 30 лет своей научной, академической и общественной деятельности А.Я.Кожевников выполнил огромную работу, сводящуюся вкратце к следующему: он основал в Москве невропатологию и психиатрию, введя в курс медицинского
факультета обе эти дисциплины и учредив соответствующие клиники, он подготовил огромное число специалистов для нужд не только Москвы, но и всей России; он создал первоклассное ученое общество, он учредил неврологический музей - богатейшую сокровищницу неврологических ценностей, послуживший ядром позднейшей надстройки - неврологического института; наконец, он опубликовал около 40 научных работ, большинство из которых сохранили и по настоящее время свое огромное научное значение и обеспечили неувядаемую славу имени автора» [13]. Сегодня можно сказать, что усилиями А.Я.Кожевникова была создана мощная база для развития в Москве и России неврологии и психиатрии, которая позволила бы устранить исторически возникшее к тому времени отставание от зарубежных клиник и лабораторий. Несомненно так бы и случилось, если бы не крутые повороты в истории России в XX веке.

Библиография:

  1. Архангельский Г.В. История неврологии от истоков доХХ века.- Медицина.- М.-1965.- 431 с.
  2. Бехтерев В.М.О современном развитии неврологических знаний и значение в этом развитии научных обществ.- 1893.- Казань. Изд. Казанского Университета.
  3. Даркшевич Л.О. Духовный облик А.Я.Кожевникова. - Журн.невропатологии и психиатрии им.С.С.Корсакова. 1903.
  4. Кожевников А.Я. Афазия и центральный орган речи. М. 1874
  5. Кожевников А.Я.Задачи общества и история его утверждения. М. 1891.
  6. Кожевников А.Я. Ответная речь на все приветственные адреса и поздравления. В кн: Отчет о публичном заседании Общества невропатологов и психиатров при Московском Университете, состоявшемся 6 марта 1894 года, посвященном чествованию 25-летия преподавательской деятельности проф. Кожевников А.Я. М.
  7. 1894.- С.35-38.
  8. Кожевников А.Я. Курс нервных болезней. Лекции записанные студентами. Издание пятое, исправленное и дополненное профессором В.К.Ротом. Москва 1910.- 382 с.
  9. Кууз Р.А., Родионов К.В. История и творческий путь клиники нервных болезней им. А.Я.Кожевникова.- Неврологический журнал.- 2000, т.5.- с.55-58
  10. Лисицын Ю.Л. А.Я.Кожевников и Московская школа невропатологов М.-Медгиз.-1961.- 258 с.
  11. Михайленко А.А. История отечественной неврологии. Петербургская неврологическая школа. С-П. Изд. «Фолиант».- 2007.- 80 с.
  12. Отчет о публичном заседании Общества невропатологов и психиатров при Императорском Московском Университете 6 марта 1894 года, посвященном чествованию 25-летней преподавательской деятельности профессора Алексея Яковлевича Кожевникова. Москва. Товарищество типографии А.И.Мамонтова. 1894.-
  13. 40с.
  14. Прибытков Г.И. Алексей Яковлевич Кожевников (Библиографический очерк) Медицинское обозрение. 1902. -с.1-11.
  15. Россолимо Г.И. Характеристика личности и деятельности профессора А.Я.Кожевникова В кн: Неврология, детская психоневрология, прикладная психология.- М.- 1927.- с.5-9
  16. Рот В.К. Мышечная сухотка М.- 1895.- 478 с.
  17. Рот В.К. Алексей Яковлевич Кожевников.- М.- 1902.- 32 с.

Статья в сокращенном варианте опубликована также в "Неврологическом журнале", 2010, № 6.

Автор: Н.Н.Яхно, Директор клиники нервных болезней им.А.Я.Кожевникова Первого Московского государственного медицинского университета им. И.М.Сеченова, Председатель Московского общества неврологов.

 

Информация предназначена исключительно для специалистов здравоохранения и не должна быть использована в качестве советов или рекомендаций по лечению